Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 34 (135), 2014 г.



Путешествуем на авто
 
Глава I, вступительная
Ветер в голове

Мои голые ноги периодически выглядывали в окно авто. Июньское солнце, поля, беззаботные цветы вдоль автострады.
— Эти желтые кусты — сорняки, — втолковывал мне муж, — ты знаешь, если одно маленькое семечко попадет к тебе на участок — у тебя все зарастет "этой красотой", ее практически нельзя выкорчевать!
Я ничего не ответила, ведь у меня нет участка, который даже чисто гипотетически может взять и "зарасти красотой", а уж тем более участка земли во Франции, по дороге Париж — Ла Рошель (La Rochelle), где мы собственно и находились. Мыслей почти не было: пить кофе, весело щебетать и доехать до Сант Эрея (Mothe-Saint-Heray), где в этот день намечалось открытие Festival d\´Art Contemporain. На открытие нас пригласила супружеская пара художников — Лада Вдовина и Мунто Рейнхардт, племянник знаменитого джазмена-гитариста Джанго Рейнхардта. Одним словом, хорошая компания.
А в глазах уже рябили солнечные пятна Моне и спать после Москвы хотелось невероятно. Сон проглотил меня, несмотря на страх: а вдруг водитель тоже — того — заснет? Один раз с ним это уже было. Девять сломанных ребер, повреждение легкого и несколько швов, один из которых — на носу. Античность профиля немного пострадала…
Но когда человеку хорошо, он же не думает о смерти? Он беспечно засыпает на автобане с мыслями о том, что через несколько часов увидит океан. А главное — услышит.



Глава II, повествовательная
Вернисаж Les Nouvelles Metamorphoses

Франция летом пестрит множеством фестивалей и вернисажей. На любой вкус, на любой изгиб бровей. Кинофестивали, театральные, уличного искусства, музыкальные. Фестивали вина, меда, воздушных змеев. Все это под открытым небом, и преимущественно на морском берегу. Только успевай! И мы успели.
В полдень уже были на центральной площади городка Mothe-Saint-Heray. Припекало так, что пришлось пойти охладиться в небольшую церковь. Католическую. Когда я вошла и села поодаль от прихожан, весь народ тотчас обернулся посмотреть на меня. Первый раз я с этим столкнулась — обычно никому нет дела, кто пришел и зачем. Людей было очень много (тоже удивительно!) и, наверно, им просто наскучила проповедь.
А я с удовольствием послушала вдохновенного темнокожего священника — его речь лилась как песня на французском. Не плохо, а?
Мои босые ноги постепенно охладились вековым каменным полом, а горячая от солнца голова пришла в норму. Можно было ехать дальше.
Вернисаж современной живописи арт-сообщества Les Nouvelles Metamorphoses открывался на окраине города в прохладном здании оранжереи. Галерея в провинции — казалось бы, чего ожидать? Но здесь это мероприятие курировал известный художник, специально отбиравший авторов для участия. Порадовало разнообразие стилей, и скажем честно — откровенной халтуры не было, в отличие, к примеру, от московского ЦДХ, куда периодически сливается масса арт секонд хэнда.
Восприятие живописи явно улучшается после ароматного кофе. Жаль, что этот факт недостаточно исследован наукой. И то, и другое весьма вдохновляет, как и сама Франция глазами путника. Поехали дальше…



Глава III,
объяснительная
Sunny Side на крыше

Курортный городок Ла-Рошель, находящийся на Атлантическом побережье, мне отчасти знаком по прошлому году. Я бродила по нему, но не исследовала и пятой его части, как оказалось. В первый день надо было исполнить обряд и налопаться всевозможных морепродуктов, а во второй — только устрицы с белым вином и лимоном. На большой веранде, на крыше дома. Sunny Side. Закат. Занавес.
Днем я опять упала в сон на несколько часов, пока суетное московское, вечно невыспавшееся бытие, окончательно не провалилось в тартарары.
Да, забыла сказать: мы приехали в Ла-Рошель не просто так, а по своей любимой традиции, сочетая приятное с полезным. Здесь проходит ежегодный маркет документального кино Sunny Side of the Doc. Собираются экспоненты из разных стран — Франции, Испании, Германии, Италии, Польши, Китая, Японии, Марокко и many many others. Из России в этот раз не было никого.
Хотя по каталогу мой дотошный муж все-таки "откопал" двух российских продюсеров, и с одним из них мы встретились за чашечкой кофе. Павел Воронов, директор Voronov-film — небольшой продюсерской компании Санкт-Петербурга, приехал в надежде попасть на питчинг. Но, увы! Заявку отклонили.
— Да, сюда надо серьезно готовиться, — решил он, — мы питчинговали в Польше и Чехии, но там все было как-то проще.
Павел приехал вместе с другом, режиссером Андреем Редькиным, и мы решили устроить вечернее party у нас на крыше, на веранде — с погружением во французскую культуру пития и чревоугодия. Не знаю, как, но нам удались три перемены блюд из морских гадов. Особой любовью у гостей пользовался французский багет со сливочным маслом.
Хлеб, соль — чего уж там!



Глава IV, заключительная
Цыганская

В один из дней мы отправились в гости к нашим знакомым художникам — Ладе Вдовиной и Мунто Рейнхардту. Они жили на самой окраине Ла-Рошель ближе к мосту на остров Иль де Ре (Île de Ré). Остров в Атлантическом океане совершенно настоящий: с жителями, школой, магазинами, кафешками, лесом, маяком и туристами. А автодорогу к нему построили недавно, лет десять назад. Паром канул в прошлое, чему местные жители были вовсе не рады.
Рыжеволосая Лада в ярком платье с цветной косынкой на плечах махала нам издали рукой — ведь мы плутали уже минут пятнадцать. Она сразу повела нас в свои чертоги через заросли всевозможных растений, кустов и деревьев. Сначала хозяева жили в настоящей цыганской кибитке, потому что у француза Мунто Рейнхардта — настоящие цыганские корни и ветер странствий в черных глазах. Теперь кибитка — прибежище для гостей. Там подушки, подушечки, покрывала и одеяла разных цветов. Здесь не принято жить с родителями — дом матери Мунто стоит метрах в тридцати от жилища ребят. А собственный дом Мунто построил своими руками, взяв за основу обычный mobile home. Он сделал также две мастерские — себе и Ладе, ведь у каждого должно быть свое пространство. Ху­-дожники работают в абсолютно разных стилях. У Мунто — философская абстракция, столкновение стихий и природ. У Лады — очень декоративные работы, даже историю любви она расскажет так, что вплетет в нее народные мотивы, животных, цветы, крестики и нолики. Полотен много, они занимают больше половины пространства мастерских.
— Поначалу у меня покупали довольно много картин, — говорит Лада, листая свои каталоги, — лет восемь-десять назад к русским был больший интерес, а потом… Зато местные галеристы часто проводят дни открытых дверей у художников. Мы готовимся, развешиваем и выставляем все на улице, угощаем посетителей чаем. Каждый может придти. Правда, потом я сутки молчу!
Нас тоже угощали всякими яствами — закусками, паштетом, французским салатом с соусом Vinaigrette, ароматными сардинами и мясом, приготовленными на огне, и конечно, душистым чаем с травами и медом.
Мунто, сначала казавшийся не таким уж общительным, смеялся и вовсю травил байки. В том числе о том, как уйти от налогов. Актуально? Bienvenue à la France!

Марина ЛЕВИНА



Яндекс.Метрика