Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 40 (141), 2014 г.



 "ВСЕ ПРОХОДИТ, ПОЭЗИЯ ОСТАЕТСЯ…"

9 сентября в Малом зале ЦДЛ прошло первое в новом сезоне заседание "Гостиной Союза писателей XXI века", где собрались после летних каникул поэты и писатели из разных творческих организаций, и каждый из них встречал друг друга не надменной, а радостной и дружелюбной улыбкой.
У микрофона выступили: Константин КЕДРОВ, Нина КРАСНОВА, Елена КАЦЮБА Александр КАРПЕНКО, Зульфия АЛЬКАЕВА, Вадим КОВДА, Марина ГЛАЗУНОВА, Гоар РШТУНИ, Рада ПОЛИЩУК, Ольга МИХАЙЛОВА, Юрий АРГО, Людмила САНИЦКАЯ, Ольга АДРОВА, Виктор ХАТЕНОВСКИЙ, Олег МИХАЛЬСКИЙ, Александра ИРБЕ, Павел ЧУВИЛЯЕВ.
Вел заседание поэт Евгений СТЕПАНОВ, Президент Союза писателей XXI века, директор издательства "Вест-Консалтинг".
Предлагаем вниманию читателей репортаж с места события.

Евгений СТЕПАНОВ:
— Начинаем наше первое в новом сезоне, после летних каникул, заседание "Гостиной Союза писателей XXI века". Спасибо руководству ЦДЛ за то, что оно по-прежнему предоставляет нам возможность проводить здесь свои вечера. Сейчас мы поговорим о своих летних наработках, достижениях, о литературных новостях и почитаем друг другу свои произведения.
…Я хочу сообщить вам новость о том, что учреждена литературная международная премия — "Писатель XXI века". Она учреждена Союзом писателей XXI века, Союзом писателей России, Южнорусским Союзом писателей, Союзом писателей Молдовы, Литературно-творческим объединением "Отдушина" МИД России, Домом-музеем Марины Цветаевой, фестивалем "Ладомир" имени Велимира Хлебникова, Останкинским институтом телевидения и радиовещания, телеканалом "Диалог", "Литературной газетой", интернет-порталами "Читальный зал", "Мегалит", журналами "Юность", "Нева", "День и Ночь", "Дети Ра", "Дон", "Звезда Востока", "Знание-сила. Фантастика", "Журнал Поэтов", "Зарубежные записки", "Зинзивер", "Словесность", "Футурум АРТ", "Эолова арфа", "Кольцо А", газетами "Литературные известия", "Поэтоград" и другими изданиями. (Генеральные менеджеры этой премии — Президент Союза писателей XXI века Евгений Степанов и секретарь Союза писателей Москвы Игорь Харичев). Еще учреждена СП ХХI века премия имени Леонардо… Это премия за многогранность дарования.
Какие еще у нас успехи? У нас есть свой интернет-портал "Читальный зал". У него сейчас очень выросла посещаемость. К нам подключились традиционные толстые брэндовые журналы: "Москва", "Нева", "Наш современник", "Юность", "Дон", "Подъем" и другие популярные издания, которые возникли еще в советское время.
Мы продолжаем выпускать ролики, посвященные поэтам, снимать телевизионные передачи. Издаем много печатной продукции. Совместно с издательством "Вест-Консалтинг" мы издаем журналы "Дети Ра", "Зинзивер", "Зарубежные записки", "Футурум АРТ", газеты "Поэтоград", "Литературные известия" и другие СМИ. Кстати, "Поэтоград" — единственное еженедельное издание, которое полностью посвящено поэзии. Я призываю вас активнее сотрудничать с этой газетой.
О книгах. Мы издаем их вопреки всем законам логики. В книгоиздательском процессе сейчас печальное зрелище. Издательства закрываются. Сильно сократилось количество издательств. Тем не менее, мы пытаемся выпускать и выпускаем журналы, газеты и книги. Я займу у вас три минуты и скажу про книги, которые вышли недавно и касаются не только меня, но и всех вас. Это моя монография, она называется "Жанровые, стилистические и профетические особенности русской поэзии середины XX — начала XXI веков. Организация современного поэтического процесса" (М., "Комментарии", 2014). Здесь много глав, много разных статей, в том числе и о членах нашего Союза писателей XXI века. Например, "Метафора. Метаметафора. Метабола"; "Анжамбеман как стилистический прием поэтов XXI века" и т. д. Думаю, будут интересны и такие статьи: "Незамеченные классики — Георгий Оболдуев как предтеча современной русской поэзии"; "Семен Липкин — наследник традиций Серебряного века"; "“Шестидесятники” — Вознесенский, Ахмадулина, Евтушенко"; "Традиционалисты — Прасолов, Соколов и т. д."; "Конкретисты — Всеволод Некрасов"; "Метаметафористы — Жданов, Парщиков, Еременко, Кедров"; "“Академия Зауми” — Сергей Бирюков"; "Рок-кабаре — Дидуров". "Дикороссы — Прокошин, Влодов"; "Смогисты — Губанов". "Иронисты — Бунимович". И так далее.
Эта книга уже стала библиографической редкостью. Она была переведена на румынский язык.
Вот, друзья, такие у нас новости в Союзе писателей. Мы будем по-прежнему собираться здесь раз в два месяца. И если наметятся какие-то дополнительные мероприятия, я буду приглашать вас на них.
(Аплодисменты!)

Евгений СТЕПАНОВ:
— Сейчас я хочу предоставить слово моему легендарному другу, поэту, основателю ДООС — Константину Кедрову. Прошу Вас, Константин Александрович!

Константин КЕДРОВ:
— Я хочу выразить огромную благодарность Евгению Степанову! То, что он делает, это не может не вызывать восхищения. Это — подвиг! И это — глас вопиющего в пустыне. Потому что преступное писательское сообщество, иначе я его не называю, устроило очень странную ситуацию, которая почище советской цензуры.

ГОЛОСА ИЗ ЗАЛА:
— Почище всех санкций!
— Почище ЭМБАРГО!
(Смех в зале.)

Константин КЕДРОВ:
— Причем в санкциях — все делается честнее. Там по крайне мере объявляют о том, что против вас (нас) вводятся такие-то санкции, а здесь — ничего не говорится, а просто делается и все.
Самое мощное оружие, которое использует ЭМБАРГО, это — замалчивание.
Все, что бы ни происходило вне их компании, все сопровождается оглушительным молчанием. И это уже становится знаковым явлением в нашем литературном мире.
Это первое, о чем мне хотелось бы сказать. (…)
Второе.
На одном из вечеров мне задали вопрос: скажите, а вот сейчас возможно такое, чтобы заполнялись поэтические стадионы? Я ответил: если на поэзию отпустить столько же средств, сколько отпускается на спорт, и сделать ей такую же бешеную рекламу, какую у нас делают спорту, и какую делали нашим "шестидесятникам", когда по всем заводам и фабрикам организаторы поэтических вечеров раздавали рабочим и служащим билеты на стадионы и когда "болельщиков" привозили туда со всей страны поездами и самолетами, а потом задним числом создавали мифы о повышенном интересе народа к поэзии, все и сейчас будет то же самое.
А вообще в России поэзия — явление намного более значимое, чем политика. Политика проходит, и единственное, что остается от каждой эпохи, это поэзия. Что осталось от XIX века? Поэзия. И от ХХ века. И от XXI века останется поэзия. Она у нас есть!
Что сказать о "Журнале ПОэтов (Константин Кедров выпускает его уже много лет. — Н. К.)? У нас вышел лермонтовский номер. Состоялся лермонтовский вечер. И туда хлынул поток людей. И зал был полон. Это потрясающе! В этом есть какая-то загадочность. И я впервые в жизни почувствовал, что Лермонтов, этот наш классик поэзии, был, оказывается, молодой человек. Мальчишка! Совершенно молодой человек. Я почувствовал это.
У меня вышел мой двухтомничек. Но я прочитаю стихи не оттуда, а из рукописи. Я когда-то работал в Литинституте… потом в газете. Сейчас я, слава Богу, на пенсии и все время пишу стихи.
(Константин Кедров читает свои стихи. Ему не хватает света люстр, и он включает фонарик и читает с фонариком. Вот некоторые строчки.)

"Я вышел навстречу
с фонариком…"

"Все резко так перековеркало
Двух нежных тел телодвиженье…
Разбилось зеркало о зеркало…"

"Кораблик сердца бьется о причал
…то причаливаясь, то отчаливаясь…
то отчаиваясь, то не отчаиваясь…"

"Я в первый раз живу,
Простите, не умею,
То пламенею, то не пламенею…"

"Да, может быть, и правда говорят
Нашедшие на все свои ответы,
Да, рукописи правда не горят —
Горят поэты!"

(Аплодисменты!)

Евгений СТЕПАНОВ:
— Прекрасно! Спасибо! Я взял замечательные строчки Константина Кедрова "Я в первый раз живу,/ Простите, не умею" эпиграфом к одному своему стихотворению, взял, сославшись на автора, а не украл, хотя очень хотелось…
…Друзья, еще одну важную новость я забыл вам сказать. У нас появилась административная фигура в нашем Союзе писателей. Вообще раньше у нас был один администратор, он же главный бухгалтер — это я. Я — и руководитель этого Союза, и бухгалтер. А теперь у нас большое счастье — у нас появился Первый секретарь Союза писателей XXI века, Нина Краснова! (Аплодисменты.) По всем вопросам — вот — к Нине (идите, обращайтесь). Я очень этому рад! Потому что Нина Краснова — человек, во‑первых, более умный, чем я… (Нина Краснова: "Да, очень…" — удивленно смеется, но не перебивает Президента), во‑вторых, более талантливый… и уж, конечно, более красивый. (Смех в зале.) Поэтому вам будет приятнее общаться не со мной, а с Ниной Петровной по всем вопросам, и по оргвопросам, и по проведению мероприятий… (Улыбки в зале.) Вот сейчас Нина проделывает колоссальную работу… У нас идет переучет членов… На самом деле у нас очень серьезная организация, у нас уже 300 человек! Мы могли бы и расшириться, конечно, мы могли бы собрать и 500, и 5 тысяч человек, но я сознательно не иду на это. У нас компактный Союз друзей, единомышленников, талантливых людей, которым есть где публиковаться. Вот основная задача нашего Союза писателей XXI века — писать и публиковаться.
И вот Нина сейчас составляет картотеку, собирает фотографии, заявления, анкеты… все это делает наша неутомимая Нина Петровна! Я ей очень благодарен! Она хрупкая, нежная, но очень надежная! Ниночка, спасибо, спасибо!..
Тут недавно у нас произошел смешной случай… Один человек хотел вступить в наш Союз, принес мне свои стихи… Но я сказал ему: "Не очень у Вас получается писать стихи". Я не люблю употреблять таких слов ужасных, как графоман… Но все же не все могут писать стихи. Кедров, например, может, а кто-то не может… И вот я как руководитель организации был вынужден отказать этому человеку в приеме. И, знаете, мне даже было приятно услышать (от этого человека) суровые слова: он меня обозвал фашистом, потом быдлом, потом еще какими-то словами. То есть наш Союз настолько котируется, что если люди хотят вступить сюда, а ты отказываешь им, то они начинают возмущаться.
Я понял, что мы создали очень серьезную, хорошую общественную организацию. Фашистом меня раньше никогда не обзывали, и быдлом тоже. (Смех в зале.) Я начал теряться в догадках: кто же я? Фашист или быдло?

ГОЛОС ИЗ ЗАЛА (со смехом):
— Жидомасоны…

Евгений СТЕПАНОВ:
— Жидомасоны — это понятно, это само собой. Это я даже не стал говорить…

ГОЛОС ИЗ ЗАЛА:
— Жидобандеровцы! Жидомасоны — это уже устаревшее слово…
(Смех в зале.)

Евгений СТЕПАНОВ:
— Давайте мы предоставим слово Нине Красновой. Она у нас работает, функционирует. Ниночка, может быть, ты почитаешь нам свои стихи? У Нины Красновой сейчас выходит в "Вест-Консалтинге" двухтомник стихов, замечательная книга, которая называется "Тайна". Уже вышел первый том. И скоро, я думаю — через месяц, появится второй том. И мы все будем у Нины этот двухтомник покупать, покупать, а она будет торговаться и говорить: "Нет, за столько я не продам…". (Смех в зале.)
Итак, Нина Краснова!

Нина КРАСНОВА:
— Для меня большая честь — стать такой "административной фигурой" в Союзе писателей XXI века. Это мой любимый Союз! И я рада работать во имя этого Союза, во имя наших друзей и во имя литературы!
…У меня, как сказал Евгений Степанов, вышла в "Вест-Консалтинге" вот такая книга, "Тайна", первый том моего двухтомника. (Нина Краснова показывает всем эту книгу.) Я составила было очень большую книгу, страниц в 500. А Женя сказал мне: ты разбей ее на два тома. И в результате у меня часть каждого цикла оказалась в одном томе, а часть — в другом. Все располовинилось. И получилось интересно.
Тут есть стихи на разные темы, и есть цикл "Сны скромной девушки", очень нескромные сны, и есть поминальный цикл, посвященный моим родным и близким, моим друзьям, учителям, ушедшим в "мир иной", Солоухину, Старшинову, Тарковскому, Бокову, Римме Казаковой, Вознесенскому, Астафьеву, Золотухину, певцу и композитору Шамардину Анатолию…
Константин Кедров говорил про пенсии. Я, пожалуй, прочитаю стихи "Гимн во славу пенсии".

ГОЛОС ИЗ ЗАЛА:
— …во славу обнуленной пенсии.
(Смех в зале.)

Нина КРАСНОВА:
— Это на самом деле хорошо — получать пенсию. До этого я работала в одном журнале, целых 10 лет, и вообще ничего не получала. А когда стала получать пенсию, думаю: Боже мой! Это — манна небесная!
(Нина Краснова прочитала "Гимн во славу пенсии".)

Сбылась моя мечта поэта —
Мечта о лучших временах.
И я пишу стихи про это,
В журнал отдам иль в альманах.

Служила я с высоким смыслом
Во Храме Феба, не греша,
И не имела хлеба с маслом,
И не имела ни гроша.

И вдруг алтын светить мне начал
И в мой карман упал с небес.
Все потому, что мне назначил,
Начислил пенсию собес…

И т. д.

(Аплодисменты.)

И еще я прочитаю стихи про Женю Степанова…

Евгений СТЕПАНОВ:
— Не надо… Это — личное.
(Смех в зале.)

Нина КРАСНОВА:
— Стихи о дружбе!

Для любой из женщин, Жень,
Ты — полезней, чем женьшень.
В честь тебя, наверно, Жень,
Называется женьшень.
(Смех в зале. Аплодисменты!)

Елена КАЦЮБА:
— Недавно я выступала на радио "Русский мир" и читала там вот это стихотворение "Если мольба — не молотьба словесная…".
(Елена Кацюба читает это стихотворение.)

"…(слово) взлетит
выше спутников
выше космической станции
где
спиральная галактика
прикрывает ворота в рай

…слово вернется птицей вестницей
радужные крылья сложив
каждая птица ангелу немного родственница
и не важно кто она
лебедь голубь или чиж"…

Евгений СТЕПАНОВ:
— Замечательно! Слово — это зинзивер. Сейчас у нас вышел 5‑й номер журнала "Зинзивер", и 6‑й сверстан, а 7‑й и 8‑й — на верстке. То есть "Зизивер" — это ежемесячный толстый журнал. "Зинзивер" — хлебниковское слово. На самом деле это большая синица. Отец Хлебникова был орнитологом, крупнейшим специалистом в своей области, и первая большая научная работа Виктора Хлебникова была посвящена как раз большой синице. И когда мы придумывали наш журнал, мы взяли слово "зинзивер", памятуя о великом будетлянине.
…Я очень рад, что сейчас, наконец-то, очень активно начал сотрудничать с нами замечательный человек, поэт, культуролог, ученик Константина Кедрова — Александр Карпенко, легендарная личность, участник афганской войны, кавалер ордена Красной Звезды — в наше-то мирное время. Александр Карпенко — первоклассный поэт, к сожалению, очень скромный, у которого нет ни к кому никаких претензий, а есть только претензии к самому себе.

Александр КАРПЕНКО:
— Хорошо, что здесь много людей. Поскольку здесь были упомянуты мои афганские скитания, я прочту стихотворение об этом.
(Александр Карпенко прочитал стихи. Вот цитаты из них.)

"Я к фляге жадно припадал,
Я грыз кирпич ржаного хлеба,
А ветер штопал и латал
Разорванное в клочья небо…

…Там человек лежал ничком
И холодел на солнцепеке.

…Я различал дыханье рук,
Кружащий запах близкой смерти".

"…Мир казался огромным
                                   и тленным…
Разошлись мы по разным
                                   вселенным…

Мы смогли, мы успели понять,
Что страшнее, чем вдруг умирать, —
Жить на самом последнем пределе…"

Еще — по контрасту с этими стихами — я прочту несколько коротеньких эпиграмм на известных актеров, певцов.
(Александр Карпенко прочитал эпиграммы на Сергея Юрского, Юрия Антонова, Олега Газманова.)

Юрий АНТОНОВ

В уютный домик вас заманим,
Где отрешитесь от всего,
И даже шифер мы достанем
Для крыши дома твоего.

(Смех в зале.)

Олег ГАЗМАНОВ

Мои мысли, мои скакуны
Популярны в конюшнях страны.
За собой я не знаю вины.
У меня их табуны.

(Смех в зале.)

Евгений СТЕПАНОВ:
— Саша Карпенко у нас ведет рубрику "Книжная полка" в журнале "Зарубежные записки". Спасибо огромное!
Сейчас выйдет много рецензий Александра Карпенко в "Детях Ра". На Зульфию Алькаеву тоже готовится рецензия. Зульфия — одаренный поэт. У нее недавно вышла книжка "По периметру" в издательстве "Вест-Консалтинг".

Зульфия АЛЬКАЕВА:
— Мои события самые главные — это, конечно, мои книжки. В свою новую книгу "По периметру" (которая вышла в "Вест-Консалтинге" с предисловием Вадима Рабиновича) я думала включить только новые стихи. Но включила и часть стихов из своих предыдущих сборников, из альманаха "Илья", выбрала самое лучшее. Помогал мне в этом мой редактор Даниил Чкония. Я очень благодарна ему! Из этой книжки я хочу прочесть одно стихотворение, "31 августа".
(Зульфия Алькаева читает стихотворение "31 августа". Вот строчки оттуда.)

"Осанна через Голгофу…
…К Нему, в золотой барак.

…Как тянет убийцу к месту…

Не смейте впиваться в губы.
Целуйте Его в уста!
Блеснут августейшие зубы.
Их мало, но стоят ста…"

И вот еще… (Зульфия читает еще два стихотворения.)

"… Солнце приходит в строку…"

"… Используй паузу…
Исчезни до звезды…"

(Аплодисменты.)

Евгений СТЕПАНОВ:
— Зульфия упомянула альманах "Илья". Очень хороший альманах! Его составляет и редактирует Ирина Медвелева, а издает наше издательство "Вест-Консалтинг". Мы намедни подписали в печать новый номер этого альманаха. И я думаю, мы представим его здесь, на одном из очередных заседаний в "Гостиной Союза писателей XXI века".
…Я очень рад, что Даниил Соломонович Чкония отредактировал книгу Зульфии Алькаевой. Очень рад, что продолжается наше сотрудничество с Даниилом Чкония. Эмоции эмоциями, а работа работой. Все равно дело делать надо. Очень хорошо, что Чкония помог Зульфие составить и отредактировать новую книгу. Я всегда за сотрудничество… за конструктив!
И я рад, что сегодня у нас в гостях (и у себя дома!) поэт из Германии Вадим Ковда (который живет на два дома, и в Германии, и в России). Вадим Ковда по образованию кинооператор, он автор многих книг и публикаций.

Вадим КОВДА:
— Когда я бываю за границей, меня все спрашивают: что нового в России?
…Сейчас в Москве появились литературные кафе, они не хуже, чем в Париже, поэты читают и обсуждают там стихи, там можно посидеть и перекусить, меня туда часто приглашают.
И еще возник Союз писателей XXI века, который отличается от старого, официозного Союза… Это неофициозный Союз, здесь другой дух в широком смысле этого слова. И если в мире писателей произошло такое позитивное изменение, то, может быть, и в стране произойдут такие же изменения.
Спасибо Жене Степанову, который создал Союз писателей XXI века!
Причем это, как ни странно, инициатива одного человека, самого Жени Степанова. Никакой особой группы там нет. И есть журналы и газеты, где можно печататься. Раньше было печататься очень тяжело. Я прочту стихотворение, которое я написал в 70‑х годах, и только сейчас, наконец-то, опубликовал его.
(Вадим Ковда читает это стихотворение. Вот строчки оттуда.)

"Копит силы мое поколенье,
Нарастают года и чины,
Начинается скука и тленье
У мужчин, что не знали войны.

Матереет мое поколенье,
Дачки, премии, власть и почет.
Там, где было безумство и жженье, —
Лишь смиренье да трезвый расчет…

…Значит это и есть ваше счастье…
Мы прошли испытание властью,
Мы прошли испытанье рублем".

У меня вышла книга "Избранное", она получила в Берлине первую премию, ну, правда, какую премию — не денежную. Когда я бываю в России, мне, слава Богу, удается побывать в провинции, в глубинке, увидеть людей, которые живут там. Я прочту стихотворение, которое называется "Старуха".
(Вадим Ковда читает это стихотворение. Вот выдержки оттуда.)

Клюка, каталка, помутненный взор.
Старуха вдоль по улице ступает,
Качаясь, тяжко дышит и хромает,
Как будто вновь пришел голодомор…
Последний день, похоже, доживает…
Но этого она не понимает…
И ждет сама, когда она умрет…
И от нее исходит тайна смерти…"

Теперь я прочту несколько лирических стихотворений…

Евгений СТЕПАНОВ (уточняет):
— Два.

Вадим КОВДА:
— Два…
(Вадим Ковда читает лирические стихи. Вот выдержки из них.)

"Ты не любовь моя — моя болезнь.
Зачем ты мне, давно уж не пойму.
Ты слишком застарелая боязнь
Остаться (…) одному.

…Но кто-то странный, очень странный кто-то
Все шепчет мне, что ты моя любовь".

"…Где ты, мое родное существо?
От той любви ребенка не осталось,
А значит — не осталось ничего…

Но жаль, у нас ребенка не осталось.
Мне жаль, не знаю, как тебе.

Но жаль, у нас ребенка не осталось.
Я б так хотел в глаза ему смотреть".

Спасибо.

Евгений СТЕПАНОВ:
— Мы продолжаем лирическую тему, которую начал Вадим Ковда. У нас здесь присутствует Марина Глазунова, поэт, выпускница филологического факультет МГУ. Я недавно открыл для себя это новое имя. Она закончила МГУ, пишет стихи, а ни разу нигде не печаталась. Мы познакомились с ней, и я пригласил ее сюда, в нашу "Гостиную". Марина, пожалуйста, я попросил бы тебя прочитать стихотворение "Есть любовь…".

Марина ГЛАЗУНОВА:
— Пожалуйста. Не судите меня строго. Я выступаю здесь первый раз.
(Марина Глазунова читает свои стихи. Вот выдержки из них.)

"Есть любовь, как кинжал супостата,
Так внезапна и так навсегда,
Где за каждое слово расплата,
А за каждой улыбкой беда.

Есть любовь, словно маленький остров
На далекой чужой стороне,
Где живут и свободно, и просто,
И довольны собою вполне.

Есть любовь, как бесовские песни…

…Есть любовь, словно тяжкое бремя,
Есть любовь, словно добрая весть…"


"Ты весь состоишь из острого,
Бежавший с чумного острова,

Кричишь…
В кромешную ночь июля,
Что вовсе тебя не люблю я…"

"… Мне холодно чуть-чуть…"

"Жизнь разложилась по полкам…"

Евгений СТЕПАНОВ:
— Такие у нас поэты неизвестные на Руси… Талантливые люди! Сейчас я предоставляю слово моей постоянной собеседнице и подруге по фейсбуку Гоар Рштуни. Гоар, у Вас вышли новые книжки… Представьте их!

Гоар РШТУНИ:
— Сборник рассказов, он вышел в Москве. И книга стихов "Притихшие бури", она вышла в Ереване.
Я стесняюсь писать стихи о любви. Потому что люди начнут читать эти стихи и гадать, кому я посвятила их. Я стараюсь не писать о любви. Один раз написала, люди говорят мне: а‑а, так ты все-таки помнишь его (героя моего стихотворения), а говоришь, что забыла… (Смех в зале.)
Я с шести лет стихи пишу. А с десяти лет занимаюсь политикой. (Смех в зале.) Я прочитаю свои четверостишия.
(Гоар Рштуни читает свои стихи: "Ждешь, когда наступит мой последний день…", "Просьба же к Всевышнему одна…", "Мне б этой силой надышаться от земли родной…" и другие. Потом читает стихотворение про двух ослов, про старого ишака и про молодого ишака, которые оба попали на обеденный стол к волку.)

"…На старой дороге стояли ослы…
…ишак молодой и старый ишак…"
(Аплодисменты!)

Евгений СТЕПАНОВ:
— Очень актуальное стихотворение про ослов. Я воспринял его на свой счет.
Когда с кем-то воюешь, тебя всегда волк съест. Спасибо, несравненная Гоар!
Ваше стихотворение про молодого и старого ишаков — это лучшее из всего, что я слышал.
Рада Полищук смеется и поддерживает меня. Я хочу предоставить слово Раде Полищук. Она у нас не только великолепный прозаик, автор многих книг, но и главный редактор российско-израильского альманаха "Диалог".

Рада ПОЛИЩУК:
— Сейчас в свет вышли 13‑й и 14‑й выпуски альманаха "Диалог". Там огромное количество текстов. Я издаю этот альманах уже двадцать лет. И знаю, что такое — издавать альманах, какой это тяжелый и непрерывный труд, на него уходят все твое время и все твои силы. А Женя Степанов издает несколько журналов и газет и еще книги членов Союза писателей XXI века. Один! Один, даже если кто-то и помогает ему. Я потрясаюсь Женей Степановым! Все, что он делает, кажется невероятным, нереальным! К тому же он постоянно пишет и издает и свои книги.
У меня недавно вышла книга "За одним столом сидели". Я хотела было прочитать здесь свое эссе об Александре Ревиче. Но прочитаю свое "Открытое письмо Нине Красновой", которая присутствует здесь.
(Рада Полищук читает "Открытое письмо…" — "В прозе — о любви к Поэту". Вот отрывки оттуда.)
"Нина, Ниночка, Нинуля! Ах, если б я умела, сочинила б оду тебе. Но лучше попробую несколько слов прозой, что ничуть не снижает градус моей любви и обожания.
Я редко кому так восторженно признаюсь в любви, тем паче — женщине.
Но ты, Нинуля, — существо особое. Ты ни на кого не похожа. Ты как редкое явление природы — непостижима и неповторима. Да почему, собственно, "как", ты — редкое явление природы, ты — самородок. Этим все сказано. Можно ставить точку.
Но я все-таки продолжу.
Ты — родная мне душа, по обостренности и безоглядности чувств, по щемящей тоске одиночества…" и т. д., до конца. "Не знаю, получилась ли у меня ода в прозе, я очень хотела".
(Аплодисменты. Голоса из зала: "Получилась ода, получилась!")

Евгений СТЕПАНОВ:
— Ты все правильно, Рада, написала. Ты телепатически передала и отсканировала и мои мысли, и мое отношение к Нине Красновой.

Нина КРАСНОВА:
— Спасибо, Радочка!
(Нина Краснова обнимает Раду Полищук.)

Евгений СТЕПАНОВ:
— Ольга Михайлова! Серьезный человек, работает в РЖД — российские железные дороги… И к тому же она пишет очень интересные стихи. Верлибры, связанные с Эстонией.

Ольга МИХАЙЛОВА:
— Мир творческих людей, в котором я оказываюсь на вечерах Союза писателей XXI века, чрезвычайно интересен. Мне есть чему поучиться у них.
(Ольга Михайлова читает свои стихи об Эстонии, о милом городе, о Ратушной площади.)

"Почему ты давно не разговаривал со мной…
Мой милый, добрый город…
Он так скучает по мне…",

"Кусочек холодного неба в кармане…"
И т. д.

Евгений СТЕПАНОВ:
— Юрий Арго!

Юрий АРГО:
— Поэзия принадлежит к тем видам искусства, которое в большом количестве утомляет до чрезвычайности. Поэзия — краткий путь от одного до другого человека. Она позволяет пообщаться с душами поэтов. С Державиным, Пушкиным, Лермонтовым, Блоком… с зарубежными поэтами. Я перевожу английских поэтов разных эпох — викторианской эпохи и эпохи прерафаэлитов (которые боролись с викторианскими условностями). Я прочитаю два стихотворения в своих переводах.
(Юрий Арго читает стихи поэтессы XIX века Кристины Россети "Презрен и отвергнут" и стихи поэта XIX века Уильяма Морриса "Бредущий близ света".)

Кристина Россети

"…Как положенье мое ужасно…
Друг, открой мне дверь…
Я не встану и не открою тебе…
Открой, чтобы я не прошел мимо тебя…"

Уильям Моррис

"…Цветы понравиться не могут никому…"

Недавно я читал в журнале Евгения Степанова "Футурум АРТ" стихи поэта Андрея Ширяева. Он, к великому сожалению, покончил с собой. Но успел загрузить свои книги в Интернет. "В этой музыке смерть — музыкант…"

Евгений СЕПАНОВ:
— …Я когда-то печатал Андрея Ширяева в журнале "Футурум АРТ", но забыл об этом. Еще он печатался в нашем журнале "Дети Ра" и в журнале "Арион". Андрей родился в Казахстане, в Целинограде, в 1965 году. Уехал в Эквадор, в Южную Америку, прожил там последние десять лет своей жизни, сильно болел (перенес два инфаркта и инсульт, с частичным параличом, на фоне диабета) и в октябре 2013 года покончил с собой (застрелился в ванной своего дома, в Сан Рафаэле, чтобы не мучиться самому и никого не мучить и не вести "растительное существование"). Не дожил до 50 лет.
Поэт и литературный критик Борис Кутенков сейчас проводит фестиваль "Они ушли. Они остались", который он создал после того, как прочитал мою одноименную антологию. Среди современных поэтов, которые ушли и остались, — и Ширяев, и Хвостенко, и Ахмадулина, и Вознесенский, и Прокошин, и много кто еще… Уходят, уходят поэты.
Но жизнь продолжается. И стихи звучат.
Сейчас вам почитает свои стихи Людмила Саницкая. В нашем еженедельнике "Поэтоград" недавно появились ее стихи. Кроме того у нее недавно вышла книга.

Людмила САНИЦКАЯ:
— Я рада, что смогла приобщиться к такому сообществу, как Союз писателей XXI века. Мне здесь чрезвычайно интересно. Недавно я была в Доме творчества в Переделкине. Там обилие могучих старых деревьев. Сейчас я прочитаю свои стихи об этом.
(Людмила Саницкая читает свои стихи "Деревья" и "Дом творчества. Переделкино". Вот некоторые строчки.)

"Деревья, возьмите меня в свою стаю…
Деревья, во сне я ведь тоже летаю…"

"Ветшает наш писательский приют.
И ниже прежней кажется ограда…
Но сосны здесь до неба достают…"

Евгений СТЕПАНОВ:
— Людмила Саницкая по профессии врач, психолог. У нас в нашем Союзе писателей все свое — врачи, дороги…
(Голос из зала: "Своя мафия!" Смех в зале.)
Да, без этого мы не можем (улыбается. — Н. К.). Также у нас свои певцы и певицы. Ольга Адрова — певица и поэт.

Ольга АДРОВА:
— Я работаю в таком формате — видео-арт-мюзик. Это новый формат. Я делаю музыкальный видеоряд к стихам. Недавно провела полуторачасовой марафон. Это можно посмотреть в YouTube, где создается молодежная сеть, которая объединяет молодых творческих людей. Есть стихи, а есть песенки. Я спою вам свою песенку.
(Ольга Адрова поет свою песенку о красных розах, а капелла, без музыкального сопровождения. Вот несколько строчек из этой песенки.)

"Все мне снится, снится длинный сон…
А красные розы понимают меня…
А красные розы не прощают тебя…
Чем же кончится все у меня?"

Евгений СТЕПАНОВ:
— Еще одно сообщение. Наши издательство "Вест-Консалтинг", как вы знаете, сделало сайты всем лауреатам премии "Поэт", в том числе Евгению Рейну, Александру Кушнеру, Сергею Гандлевскому, Олесе Николаевой, Олегу Чухонцеву… А теперь мы начали делать сайт Евгения Евтушенко. Я по телефону поговорил с Евгением Александровичем, пообщался с ним на его даче… Поэт дал мне понятные рекомендации… Скоро уже доделаем этот сайт.
А сейчас я, пользуясь своим служебным положением, прочитаю вам рассказ "Поэт" — из своей новой книги "Как похудеть на 35 килограммов". Эта книга стала бестселлером. Люди берут ее, думают, что там рецепты похудения… А там — мои житейские истории. (Смех в зале.)
(Евгений Степанов читает по книге свой веселый рассказ "Поэт" — о том, как автор ехал на поезде через украинскую границу, а таможенники не хотели пропускать его через эту границу, но он предъявил им справку о том, что он поэт, и они пропустили его, и он — "счастливый! — поехал домой".)

"Я выезжал из Кишинева с фестиваля "Весна Европы", где нежданно-негаданно получил поэтическую премию.
Мой товарищ Николае Спатару проводил меня до поезда, мы на прощанье обнялись и тепло расстались.
Через полчаса началась посадка. Проводник попросил у меня документы. Глядя на мой российский паспорт, он заметно мрачнел.
— А вас не пропустят на украинской границе, — наконец, сказал он. — Украинцы снимают с поездов всех российских мужчин в возрасте от 16 до 60 лет. Такой у них там приказ.
— Что, шансов никаких? — обреченно спросил я.
— Один из тысячи, — ответил проводник…
…Я все-таки поехал". И т. д.)
(Аплодисменты!)

Евгений СТЕПАНОВ:
— Поэт и артист Виктор Хатеновский!

Виктор ХАТЕНОВСКИЙ (прочитал стихи про судьбу поэта Николая Рубцова, про женщину, убившую его):

"…Рожденную не для любви
И ставшую твоим Дантесом…"

Евгений СТЕПАНОВ:
— Поэт-авангардист, автор заумных текстов Олег Михальский!

Олег МИХАЛЬСКИЙ:
— Спасибо.
(Олег Михальский прочитал стихи авангардного характера.)

Евгений СТЕПАНОВ:
— Александра Ирбе пришла. Она сейчас прочитает нам свои стихи.

Александра ИРБЕ:
— Я очень рада видеть вас всех. С Евгением Степановым я была знакома заочно. Я буду откровенна. Я сравниваю его с Брюсовым, если говорить о теме поэтической семьи и о Брюсове как главе семьи. Поэты, писатели в жизни — по существу близкие и дорогие родственники. И здесь, в Гостиной Союза писателей XXI века, я это ощущаю…
…У меня только что вышла в свет книга "Излом". Скоро будет презентация этой книги, музыкально-поэтический перфоманс "Поэзия под барабаны", это мой проект, синтез современных стихов и ритмов этнических инструментов. Я сейчас прочитаю несколько стихотворений из цикла "В Москве".
(Александра Ирбе читает свои стихи "На Тверском" и другие. Вот выдержки из них.)

"Мне профиль родного поэта
не кажется больше родным…"

"Любимые бульвары — нелюбимы,
и дом мой — будто попросту не мой…"

"…здесь таинство в доме живет…"

"…И не на кого опереться,
и не о чем поговорить!
Свое измученное сердце
могу любому подарить!.."

"…Приду на Патриаршие,
в руках блокнот крутя…"

(Аплодисменты!)

Павел ЧУВИЛЯЕВ:
— Я прочитаю несколько страниц из своей книги "Частный человек", "избранные места из переписки с врагами".
(Павел Чувиляев прочитал несколько страниц оттуда.)
Я хотел бы вступить в ваш Союз!

Евгений СТЕПАНОВ:
— На этом мы заканчиваем наш вечер. У нас очень хороший Союз! Мы творим, выдумываем, пробуем выразить себя в разных жанрах. Мы развиваемся. Я вижу ваши лица, талантливые, одухотворенные… И сейчас мы сфотографируемся для прессы.

ГОЛОСА из зала:
— И для истории!
(Все фотографируются в разных ракурсах и композициях, и в разных сочетаниях друг с другом, обмениваются своими новыми книгами и весело идут кто куда — кто к станции метро "Баррикадная", кто — к станции "Арбатская".)

Материал подготовила
(расшифровала с диктофона и отредактировала)
поэтесса Нина КРАСНОВА,
Первый секретарь Союза писателей XXI века

19 сентября 2014 г.,
Москва



Яндекс.Метрика