Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 04 (156), 2015 г.



Константин Струков
Двенадцать месяцев

 

*   *   *

Белое знамя рвется по ветру,
черные флаги ветер душат —
каждое древко вбито намертво
в наши головы, наши души.

Горька водка, а слаще патоки,
веник соломы крепче стали,
семьдесят семь оттенков радуги,
десять сторон одной медали.

Святый народ со злыми лицами —
каждая сволочь ждет помаза.
В наше время живут по принципу
я-хочу-получить-все-сразу!

Неразличима грань запретного,
снова от мыслей башню сносит —
это душа моя хочет светлого,
это душа моя грязи просит.



*   *   *

За тенью тень, за домом дом,
мелькают окна, люди, птицы,
и офигевшая столица
уже осталась "за бортом".

Все мимо — речка, ржавый кран,
вагоны, связкою баранок,
и безымянный полустанок,
полузатопленный в бурьян.

Вперед! Вперед… Зачем? Куда?
От пьянки и до новой пьянки…
А вдруг на этом полустанке
нас ждет с подарками судьба.

Поют гитарно провода,
и здесь, в реликтовом бурьяне,
в бескрайнем русском океане,
у нас все сложится вдруг, а?
Нет, не похоже…



В мире животных

планета Арктика
сплошные льды
два цвета — голубой и белый
холодный операционный блеск воды
и снега
неумелый
смешной
пушистый тюлененок
доверчиво глядит и жмурится на свет
и рядом самка
крапинами бурый цвет —
все стадо разлеглось на льдине
детеныши не оставляют мам

на ледяной исчерченной равнине
внезапно возникают тени
взрослые тюлени
обеспокоенно глядят по сторонам
люди
цепочкой разбрелись по снегу
в руках стволы
и всколыхнулись северные львы
что привело
что нужно человеку
двуногие же начинают убивать
не суетясь неторопливо
по-будничному
слабые должны принять
побагровение их маленького мира
бьют в основном щенков
им нужен белый мех
приличный бизнес
никогда не пропадешь
маши дубинкой
всаживай сильнее нож
такой работы хватит тут на всех
помятый "викинг"
подтащил щенка за хвост
малыш не знает, что его хотят убить
и смотрит то на мать, то на людей
в глазах вопрос
жизнь не надежней чем вольфрамовая нить —
двумя ударами раскалывают череп
безжизненное тельце
волокут по льду
детеныш мертв
а самка все не верит
никак не может осознать беду
все ластит за убитым малышом
и все зовет
все тычет тюлененка
который еще пахнет молоком
но мех уже посыпала поземка
рев самки
запрокинутая голова —
ее мольба
об избавленье с неба
но равнодушно стынет синева
над алым месивом подтаявшего снега

вода рябит
сверкая как блесна
стальное солнце укорачивает тени
за кадром голос диктора:
"Весна
огромное количество судов
опять отправились на промысел тюленей"



Двенадцать месяцев

Небо карябают голые ветки лип
и настроенье как будто похмелье с утра
Иней съедает мозги, но это не грипп —
это ломает декабрьская хандра
Белой пустыней лежит впереди зима
Надо идти, но смертельно тянет ко сну
Надо идти — это шанс не сойти с ума
это единственный способ приблизить весну


Когда мороз сожжет весь мир дотла
и ночь скользнет по лунному лучу
когда душа потребует тепла
откинуть штору и зажечь свечу
Над пламенем теряя час и век
теряя страх, обиды и корысть
стать невесомым, как январский снег
и падать в опрокинутую высь


Последняя страница февраля
экслибрис голых веток за окном
Полнеба разрывают тополя
полжизни показались просто сном
Прямых лучей распущена коса
и тени на снегу еще легки
Нет повода не верить в чудеса
и нет причины не писать стихи


Март рассчитается с зимой
со спячкой, кашлем и простудой
уже раскинуты запруды
на отсыревшей мостовой
на древке замершей сосны
с утра чернеет позолота
и обещание полета
как ощущение весны


На пыльной улице апрель
с мальчишками гоняет в салки
и глобус, найденный на свалке
зовет к открытию земель
А рядом выползли на свет
и щурятся старухи строго
им тоже видится дорога
и в небо уводящий след


Подобрала бессонница ключи
спать не дает, все дергает "вставай!"
без повода приходит, без причин…
Заблудший дребезжит ночной трамвай,
он тянет за собой  рассветный час
и сердце просыпается опять
Май столько!! обещает каждый раз
и забывает это исполнять


Солнце горит наперстком
выцвели облака
Кажется, все так просто —
лето, июнь, река
Кроны деревьев близко
травы у самых ног
Можно продолжить список —
свет, бесконечность, Бог


На нас глядят прозрачно-голубые
глаза июля из-под солнечных ресниц
неуловима смена чисел и страниц
как смена облаков над крышами рябыми
И это незаметное движенье
подскажет шелестом взлетевших к небу крон —
не тяготения физический закон
нас держит на Земле иное притяженье


Со дна глубокой августовской ночи
где горизонт горелой коркой хлеба
где нет границ и путь наверх короче
увидеть вдруг как дышит в звездах небо
И под дождем мерцающего света
под шелест трав, щекочущих колени
на самом стыке осени и лета
затормозить раскрученное время


Все ярче, все прозрачней акварели
сентябрь смело смешивает краски
по вечерам холодные постели
не предлагают усыпляющие ласки
Дожди насквозь и наискось прошили
весь город и настойчивей прохлада
Вот так... а ничего и не решили
и не успели до начала листопада


Раскинутое, вскинутое небо
прозрачная, безоблачная даль
я никогда до этого здесь не был
мне никого пока еще не жаль
Нежнейшие октябрьские краски
как будто излучают тихий свет
так сладко оказаться в этой сказке
которой и названия-то нет


Есть дни в начале ноября
в прозрачном холоде и свете
когда не хочется о смерти
весь мир как в капле янтаря
И ночь вытягивает в нить
мозаику огней бессметных
я верю, что душа бессмертна
я знаю, жизнь не повторить



Яндекс.Метрика