Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 06 (158), 2015 г.



Владимир Золотарёв
Галочка

Так случилось, что старикам Миловым пришлось расстаться со своей любимицей — беленькой пушистой козочкой по кличке Галочка. Козочка была послушная, доброго нрава, с шустрыми, все подмечающими глазками.
Размеренно и ладно текла их жизнь на хуторе в собственном доме с приусадебным участком, пока не заболела хозяйка Валентина Ивановна.
Дети отвезли ее в городскую больницу, где ей пришлось срочно удалить желчный пузырь. После операции начались осложнения, и она надолго застряла в стационаре.
Обихаживать козочку и прочую живность: кур, уток, собаку и двух кошек — выпало на долю хозяина Ивана Васильевича. Дочка с зятем приедут в субботу или воскресенье, редко когда с ночевкой, привезут гостинцев — вот и вся помощь. С хозяйством старик кое-как справлялся, а с козочкой затруднение вышло: не дает себя доить — и все тут.
Хорошо, соседки посоветовали Ивану Васильевичу надеть женин халат, а голову повязать косынкой. Зрелище еще то: небритый, из-под косынки выбиваются седые вихры, крупный нос торчит — пират, да и только! А козочке в таком обличии по сердцу пришелся, и надои пошли, как обычно, до трех литров в сутки.
Наконец Валентина Ивановна вернулась домой, однако врачи прописали ей строгий режим: никаких наклонов, приседаний, тяжестей свыше килограмма не поднимать, и все такое прочее. А старика то ли от перегрузок, то ли от сквозняка радикулит скособочил, нога разболелась — старая рана дала о себе знать. По утрам живность ухода требует, волнуется: козочка в загоне мечется — "на пастбище выводите!", мелкие обитатели у порога дома собираются — есть пора, а старики медленно недуги свои перебарывают, чтобы встать. Как только дверь наружу приоткроют, здоровенный пес Рэй от радости с ног сбивает. Спасибо, соседка Лида взялась им по утрам помогать, а то хоть караул кричи.
Приехали в субботу на своем "Ниссане" молодые, дочь Светлана с зятем Виктором, менеджером крупной компании, и стали всей семьей совет держать, что делать и как быть. Виктор, бывший борец, сразу тон задал: "Первым делом, — сказал как отрезал, — Галку надо хорошим людям отдать — вот вам и облегченье!"
Валентина Ивановна — в слезы, и Светлана, глядя на нее, тоже всплакнула: "Жалко, — сказала, — отдавать такую козочку, молоко какое у нее полезное". А Виктор в ответ: "Бросай работу в банке, переезжай на хутор и ухаживай за козой. А не хочешь, тогда ищи, кому ее пристроить".
Иван Васильевич в разговор не вступал, но тоже к этой мысли склонился. Он много на своем веку повидал и не одно расставание пережил, потому тяжело вздохнул и во двор вышел.
— Нет, — заявила Валентина Ивановна, — свою козочку просто так не отдам. Я ее растила, холила, труда сколько в нее вложила, а теперь отдай кому-то задарма? Нет, не согласна я!
В то время, когда эта история приключилась, в стране прошла деноминация денежных знаков и десятитысячная купюра превратилась в тысячную. Так вот, Валентина Ивановна определила стоимость козочки в тысячу рублей: "Дешевле чем за эту сумму Галочку не отдам!"
Пошла Светлана по хутору предлагать козу и через час ни с чем вернулась. "Нет покупателей, — сказала. — Наверняка мама такое условие поставила, чтобы с Галкой не расставаться. Я, правда, до конца хутора не дошла, где баба Маня с внуком Анатолием в развалюхе живут. Его в армию из-за скудоумия не взяли, а родители убогого к бабке жить спихнули. Ходит он по поселку, воробьев из рогатки стреляет, как пацан сопливый. Бабка с внуком трех коз и козла держат. Еще одна коза, думаю, не помешает, но денег у них точно нет. Это тупик!"
— Никакого тупика нет, — авторитетно заявил Виктор. — Я тебе тысячу рублей дам, можешь их своей маме вручить, вроде бабка за Галку заплатила, козу бедной семье подарим.
— Мама обмана не переносит, — отвергла его предложение Светлана. — Ты же ее знаешь.
— А зачем ей все знать, — Виктор повел своими крутыми плечами. — Ну хорошо, я дам эти деньги бабе Мане, а она их твоей мамаше. Вот купля-продажа и состоится по всей форме.
— Какой ты умный, — восхитилась мужем Светлана и чмокнула его в лоб. — Пошли с тобой к старухе — я одна побаиваюсь из-за ее внучка стоеросового.
Глуховатая баба Маня всполошилась при виде гостей, стала извиняться, что у них не прибрано. Действительно, в доме было мрачновато, пахло козами, лежалой соломой и еще чем-то кислым.
В дом из хлева был, наверное, проход, так как в комнату из-за печки выскочили два козленка. Самого крупного попытался схватить Анатолий. Козленок вырвался, боднул его в колено и ускакал. "Ух ты якой!" — радостно крикнул тот ему вслед.
Баба Маня предложила гостям выпить молочка, но Светлана отказалась и сбивчиво стала объяснять суть их прихода. Хозяйка со вниманием слушала гостью, повернувшись к ней не совсем запечатанным глухотой ухом.
— Нет, милая, — вздохнула она, когда гостья замолчала, — у нас нет таких денег, чтобы за козочку платить. Извините нас.
— Вы не поняли, бабушка, мы свои деньги вам на покупку даем, только вы их моей маме передадите, а козочка вам в подарок, — сказала Света.
— Маманя! — протрубил, как из пушки выстрелил, Анатолий. — Бери деньги, а козочка хай у них останется!
"Смотри, какой смышленый! — удивился Виктор. — В свою пользу скумекал". Ситуацию он решил взять в свои руки:
— Вы, мамаша, должны понять, — сказал он, — деньги наши у нас останутся, а козочка вашей будет. Единственное условие — надо Валентине Ивановне, моей теще, подыграть с покупкой козы.
Баба Маня разволновалась. Она то хваталась за подбородок, то терла лоб и после напряженных раздумий плаксивым голосом запричитала: "Нет, родимые, я Валентину Ивановну очень уважаю, как же я козочку у нее за тысячу рублей куплю, когда цена ей целых две".
"Оп-па! — еле сдержался Виктор. — Да никак у них с тещей уговор, чтобы меня на бабки развести на всю мою заначку".
— Гы-гы! — воодушевился Анатолий. — Две тысячи, маманя, берем!
— Все, точка! — строго сказал Виктор. — Вижу, тут все на деньгах помешались. Я вас спрашиваю в последний раз: берете козу в подарок или нет?
"Ну, вот и договорились, — облегченно выдохнул он, когда бабуля с внуком согласно закивали головами. — Пошли, Анатолий, за живым подарком".
— Иди вперед и выводи козу с мамой, — строго приказал Виктор Светлане, когда она что-то попыталась ему сказать. — Надоели все эти ваши "сю-сю-сю, му-сю-сю" слушать. Дело надо делать.
Виктор с Анатолием шли вдоль дороги, держась в тени деревьев, так как солнце начало припекать. Виктор дышал полной грудью и не мог надышаться насыщенным кислородом воздухом, напоенным луговой свежестью и медовым запахом полевых цветов. Рядом косолапил Анатолий, он был лишен напрочь гибкости, держался неестественно прямо и как будто весь был перевит сухожилиями.
Впереди из-за кустов, как взрыв, раздалось истеричное чириканье воробьев, что-то не поделивших. Они воздушным комом, роняющим перья, выкатились навстречу идущим, продолжая свою крикливую разборку в воздухе. Перед самым столкновением с людьми птицы в вихревом вираже взмыли вверх и рассыпались в пространстве. Анатолий напрягся, а в глазах его появился азартный охотничий блеск.
— Ты зачем воробьев шмаляешь нещадно? — спросил его Виктор.
— Дык это мясо дармовое по воздуху летает, — мечтательно нараспев сообщило дитя природы.
— Ну ты даешь! — только и смог сказать озадаченный менеджер.
Когда они подошли к дому Миловых, Светлана уже вывела из калитки козу, а за ней вышла, переваливаясь с ноги на ногу, полноватая Валентина Ивановна. Зятек протянул ей деньги и сказал: "Баба Маня просила передать их вам".
— Да, передать! — эхом повторил Анатолий.
— Молодец! — похвалил Виктор. — Бери козу. Будем считать, купля-продажа состоялась.
— Я передумала, — неожиданно сообщила Валентина Ивановна. Она решительно положила деньги в карман Анатолию и наказала: — Отдашь их бабушке. Я дарю Галочку вашей семье. Любите и не обижайте ее — она хорошая, смирная.
Светлана с мужем переглянулись.
— Молодец, теща! Не в деньгах счастье! — воскликнул Виктор и добавил: — Жаль только, что умная мысля приходит опосля! Согласна, Светланка?
Жена только развела руками.
На штакетник забора с остервенелым лаем стал кидаться пес Рэй. Его обуяла ярость собственника, у которого из-под носа уводят худобину, молоко которой он так любил лакать из миски, когда хозяева угощали его.
Валентина Ивановна цыкнула на него, стала прощаться со своей любимицей: обняла, поцеловала и перекрестила ее.
Анатолий потянул за веревку, коза встревоженно мемекнула и пошла за ним. Она не понимала, что происходит, но волнение хозяйки и собаки ей передалось.
— Как ты теперь без меня будешь жить! Кто уважит твои желания и привычки? Прости нас — здоровье подвело! — запричитала Валентина Ивановна.
— Не травите себе и нам души! — решительно вмешался в ситуацию Виктор. — Галке будет хорошо на новом месте. Бабуля с внуком живут с козами единой семьей, разве что не спят с ними в одних кроватях.
Когда Анатолий с Галочкой вышли на дорогу, та оглянулась, еще раз мемекнула, вроде попрощалась с хозяевами, и покорно ушла в свою новую жизнь.
Валентина Ивановна, Светлана и Виктор смотрели вслед уходящей парочке, на удаляющийся трогательно вздернутый козий хвостик, и души их придавила печаль. Они думали примерно об одном и том же: о том, что обстоятельства бывают сильнее привязанностей и желаний людей, что жизнь, ко всему прочему, это цепь неизбежных потерь и расставаний и что если их нельзя избежать, то надо молить Всевышнего о том, чтобы отдалить их во времени.



Яндекс.Метрика