Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 35 (240), 2016 г.



Сергей БИРЮКОВ
...ХРУПКИЕ ТЕНИ ЯПОНИИ...



Сергей Бирюков — поэт. Кандидат филологических наук, доктор культурологии. Автор многочисленных публикаций и книг. Председатель Академии Зауми. Член Союза писателей XXI века. Живет в Германии.

Япония мыслится эпохами, а еще цикадами...
– В этом году цикады слышны меньше, — говорит Танака-сан — поэт и переводчик, давний мой письменный собеседник. Три года назад мы встретились очно в одном из токийских кафе и вот сейчас новая встреча, как будто расстались вчера...
В эстетизированной и насыщенной традициями Японии трудно быть поэтом. Или иначе — планка искусства слишком искусно выстроена, до хрупкости... Велимир Хлебников  тонко это чувствовал и оставил нам в своем наследии несколько очень точных строк. Одна из них вынесена в заглавие...
С Акимицу Танакой и давним другом — поэтом и филологом-русистом Акифуми Такедой — в кафе беседуем о значении теней. Танака-сан еще и поэт фотографии (фото-поэт!), мастер улавливания хрупких теней. В этот раз дарит мне последний альбом, сделанный в единственном экземпляре, каждый фотообраз сопровождает небольшой текст по-русски.
– Почти стихи, — улыбаясь, говорит Танака-сан.
– Совсем стихи! — отвечаю и цитирую:

Окно
        без
трещины слова
капля воды
                   без
звука
пространство
                       без
простора названия

Рассказываю о том, как мы с переводчицей Йоко Уэда целый день провели на выставке поэта Годзо Ёсимасу и потом на его вечере.
В этот раз я должен был участвовать  в симпозиуме «Рецепции авангарда», который организовал Токийский университет иностранных языков. Написал Йоко, что еду, и она тут же прислала сообщение о выставке Ёсимасу. А как раз Годзо Ёсимасу тот самый поэт, который тесно связан с европейским авангардом, в частности с арт-движением 50-60-х годов «Флуксус» (от лат. fluxus — «поток жизни»). Но выставка просто чудесным образом совпала с симпозиумом. Очевидно она связана с 75-летием поэта, за которым в Японии закреплен номер первый. Я еще вернусь к выставке. И как будто для того, чтобы мои представления об авангардных рецепциях в Японии были абсолютно полными, вечером того же предсимпозиумного дня было объявлено выступление Ёсимасу в музее «Ватариум». Причем Йоко через организаторов передала поэту известие о моем приезде, и он попросил принять участие в вечере.
Вместе с Ёсимасу в вечере приняли участие молодые японские поэты, которые и читали, и говорили, упоминался, конечно, «Флуксус» и один из самых известных участников этого движения — американский композитор Джон Кейдж. Но по частотности всех опережал классик японской традиционной поэзии Басё, что абсолютно естественно, поскольку авангард довольно часто обращается к древним традициям.
Имя Велимира Хлебникова возникает здесь органически. И оно возникло у меня еще на выставке, поскольку девять залов гигантской экспозиции рукописей, медных полос с выбитыми на них иероглифами, звучания голоса поэта, кадров видео явным образом отсылали к «Единой книге» Велимира. Об этом я сказал в своем выступлении на вечере. Ёсимасу сразу отреагировал на имя Велимира, напомнив публике о работах профессора Камеямы.
Так что у меня был хороший разбег перед симпозиумом...
Что касается самого симпозиума, шедшего в основном на японском и английском с использованием итальянского, русского и немецкого языков, то мне было интересно лишний раз убедиться в том, что авангардная мысль не стоит на месте и то, что приходилось доказывать в спорах двадцатилетней давности, становится сегодня почти очевидностью. Во всяком случае для тех, кто, так сказать, в теме. Собственно и организатор симпозиума и он же автор яркого доклада о механическом теле в авангарде профессор Хироюки Ямагучи, и профессора Сильвио Виетта (Германия), и Стефано Коланжело (Италия), и автор этих строк в своих обзорных докладах показали, что авангардное движение  находит все новые возможности для своего продолжения. Это было поддержано в обсуждении выступлений, а также в докладах, посвященных итальянскому и русскому авангарду, Юя Судзуки, Хироши Сасаяма, Саяка Йокота, Сатоко Ишида, Изуми Маеда, Марие Кокубо. Симпозиум логически завершился нашим совместным чтением с Акифуми Такедой, который не так давно опубликовал переводы моих текстов в японском журнале  «Кагари-би».
Симпозиум естественным образом продолжался в неформальной обстановке за совместными трапезами, где традиционные японские блюда приобретали авангардность для европейцев, а также в совместных проходах по улицам Токио, в поездках в метро. А у меня еще и в походе в театр «падающих слов» (по-японски «ракуго»), куда меня пригласил мой постоянный сопровождающий и переводчик моего доклада и поэтических текстов преподаватель университета Такаюки Сато.
И еще один штрих к взаимодействию традиционного и авангардного. Годзо Ёсимасу отметил на своем вечере, что он услышал тексты на английском и в переводе на японский и тексты на русском и в переводе на японский. Это настроило его на оптимистический лад, что после ожидаемого большого землятресения произойдет что-то хорошее...
С этим импульсом и отпечатавшимися в памяти «хрупкими тенями Японии» я улетал из Токио...



Яндекс.Метрика