Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
TV "Поэтоград"
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 12 (372), 2019 г.



Екатерина Яковлева. Кладбище забытых душ.



М.: "Вест-Консалтинг", 2019

Кладбище… слово это издревле ассоциируется с мистикой, ужасом, древними страхами. Время там как будто останавливается, а тишину молчаливых аллей воспринимаешь с робостью и суеверным страхом. С детства меня учили: "бояться надо живых, мертвые тебе ничего не сделают". Трудно с этим согласиться, когда в сумерках идешь мимо погоста… Холодок бежит по коже: а вдруг станет явью детская страшилка, в которой женщина призналась, что пугается покойников, на что ее спутник флегматично выдал: "А зачем нас бояться?"
Екатерина Яковлева отчасти напоминает эту женщину: она так же запросто общается с потусторонним миром, но, в отличие от опасливой дамочки, разговаривает с ушедшими в мир иной осознанно, не испытывая ни тени страха. Ее герои — призрачные, мрачные — не спешат успокоиться, более того:

Они ждут, когда можно поведать живым
Свой рассказ о прервавшейся жизни,
О разбитых мечтах, преступленьях, любви,
Откровениях призрачных мыслей.

Незавершенность — раздраженная, смущающая простых смертных — красной нитью проходит через третью книгу автора. Совершенно очевидно, что разрабатывая тему бесприютности души, автор учитывает "привязанный" к зловещему образу кладбища понятие о течении человеческой жизни. Почему автор выбирает местом действия потусторонний мир? И почему бесплотные духи, отделенные от мира живых высокой оградой, так рвутся в оставленное ими пространство? Ответ на этот вопрос можно дать, опираясь на слова любимого автором Г. Лавкрафта: "Нет другой темы, кроме Непознанного, в чем бы я испытывал вдохновение и о чем мог бы писать. Жизнь никогда не интересовала меня настолько, насколько бегство от жизни". Екатерина Яковлева — продолжательница художественной традиции знаменитого автора готических романов. Ее стихотворения нагнетают атмосферу таинственности, а кульминацией становится леденящая душу героини (а с ней — читателей) странная, декадентская радость:

Ночь исполнит двенадцать серебряных нот —
Время всплеска мистической силы,
Открываются двери в невидимый мир,
Потайные ходы и могилы.

Нет, ну какой нормальный человек это выдержит? Нормальные люди ночью крепко спят, а уж коли настигла ночь в дороге — бегут от "зачарованных" мест, сверкая пятками. А для лирической героини самый темный час — праздник, музыка, свидание с (чуть не сказала — родными и любимыми) персонажами, среди которых она явно "в своей тарелке":

Там бесконечна, беспробудна ночь,
Кошмарами опутывает ловко,
И я — ее возлюбленная дочь,
Отчаянная юная чертовка.

Тут уместно вспомнить, что в раннем готическом романе центральный персонаж — красивая и обаятельная девушка. Эта чувствительная героиня, которая, согласно законам жанра, должна падать в обморок в минуту опасности, трансформируется в поэзии Екатерины Яковлевой в дерзкую, эффектную молодую женщину, которая не то что не боится гулять одна по кладбищу, а сама могла бы возглавить, не ровен час, восстание мертвецов.
Третья книга автора — самая "запредельная". Если в первых двух книгах девушка из плоти и крови вполне могла танцевать с хладнокровным вампиром, а наутро эти двое расходились (конечно же, чтобы следующей ночью воссоединиться вновь!), то в этом сборнике с каждым стихотворением все ближе друг к другу подбираются два мира — живых и мертвых, и однажды соприкоснувшись, уже не могут прийти в равновесие. Тот, запретный, просачивается в наш, материальный. Это сближение чревато нарушением равновесия светлых и темных сил, оттого в третьей книге сцена действия выглядит зловещей. На первый план выступает все, что усиливает страх:

Шаги звучат по улице пустой,
В стекло скребутся ветки или пальцы,
Бушует ветер, словно сонмы душ
Ночных неупокоенных скитальцев.

Смерть для Екатерины Яковлевой — освобождение, но и освободившись, ее ночные скитальцы ведут себя как живые, поскольку движение — первостепенное свойство жизни.
По логике, на кладбище "беготня" должна угомониться, ибо это место вечного покоя. Но не тут-то было!.. То ли они среди нас, то ли мы среди них… Стирание граней между явным и мистическим может захватывать, может оттолкнуть, но — стоит отдать должное художественной фантазии автора! — не позволяет листать сборник со скучающим видом. Невозвратимость утраченного, хрупкость земной жизни, смерть как дверь в иную жизнь — об этих сложнейших состояниях в изящной форме нам рассказывают 33 стихотворения новой книги Екатерины Яковлевой.

Вера КИУЛИНА



Яндекс.Метрика